×

Мастерская сказочных промыслов

Разные мастерские бывают: в одних обувь шьют, в других посуду из глины делают да расписывают, а в нашей мастерской сказки мастерят, потому и называется она МАСТЕРСКОЙ СКАЗОЧНЫХ ПРОМЫСЛОВ. ...

Главная

« »

Барабаш и весна

springБарабаш любил весну.
Он знал, что это — самое нежное и ласковое время года, и всегда с нетерпением ждал её начала. Даже его шёрстка , выцветавшая зимой, с приходом весны снова становилась ярко — розовой .

Но в этом году что — то было не так. Весна пришла хмурая и тоскливая, словно не выспавшаяся. Листочки в календаре менялись один за другим, а снег по — прежнему лежал сугробами. Они постепенно становились серыми, покрывались жёсткой шершавой корочкой, но почти не уменьшались. Даже весенняя капель звучала или грустно или скучно. А Барабаш всё ждал первого, по-настоящему весеннего утра. Он представлял, как солнце, наконец, поднимется бодрое и улыбающееся и нежно погладит его своими лучами. Тогда барабашная шёрстка снова начнёт розоветь. Но такое утро всё не наступало. И Барабаш решил, что Весна вконец обленилась или заболела. Надо было срочно что — то делать.

Очередным несолнечным утром в голову Барабашу забрела мысль, что неплохо было бы самому найти Весну и узнать, что у неё случилось. Может, ей и его барабашная помощь понадобится. Барбаш поблагодарил мысль за своевременное появление и стал вспоминать всё, что ему было известно о поисках того, кто неизвестно где находится. Самым лучшим способом, разумеется, был поиск по запаху. Всем детям (а дети – это самая ищущая часть человечества) известно, что у Весны запах особенный. Его ни с чем не спутаешь. Но, чтобы искать кого — либо по запаху, надо обязательно закрыть глаза. Они всего боятся и поэтому уведут непременно в другое место, которое им кажется более безопасным .

Закрыв глаза, Барабаш сразу же почувствовал запах огня и талого снега, свежего ветра и клейких почек и ещё чего-то такого, отчего приятно щекочет внутри и хочется прыгать и стать совсем — совсем барабашным . Запах терпкий, горьковатый, но в то же время сладкий. Именно так пахнет Весна. Не открывая глаз, Барабаш побрёл на этот запах. Пару раз его лапки увязали в грязи, раза три он сталкивался носом с невидимыми преградами, которые надо было обходить, а один раз он неожиданно очутился в таком глубоком сугробе, что снег забился ему даже в уши. Но Барабаш знал, что если очень хочешь кого-то найти, то надо уметь терпеть подобные мелкие неприятности.

Запах с каждым преодолённым сугробом всё усиливался, и, наконец. окружил Барабаша со всех сторон. Тогда он понял, что пришёл туда, куда нужно.

Барабаш открыл глаза и сразу увидел Весну. Закутанная в голубой плащ она сидела на краю леса, под разомлевшей от такой близости берёзкой. Косы Весны были растрёпанные, а лицо — печальное, как у Осени. Изредка она поднимала голову вверх, смотрела на небо и тоскливо вздыхала – так, что весь воздух вокруг становился сырым от её тоски. От этих вздохов Барабашу самому захотелось плакать. Он подошёл к Весне и осторожно потянул её за край плаща .

— Скажи пожалуйста, что у тебя случилось ? — робко спросил он. — Может я смогу тебе помочь.

Весна взглянула на него полными слёз глазами и покачала головой.

— Хотя ты и самый настоящий Барабаш, ничего у тебя не получиться Само Солнце забыло про меня!

— Как забыло?! — Барабаш очень удивился. — Я думал, Солнце ни про что не забывает.

— И солнце и луна, и ветер, и все великие силы природы могут иногда уставать или забывать про свои дела. Иначе мир был бы слишком прекрасен для людей! — печально ответила Весна. — Но солнце ещё никогда не забывало про меня так надолго! Я пришла уже давным-давно, а оно даже ещё не встретило меня! А без улыбки Солнца я никакими делами заниматься не хочу! Пусть Зима пока хозяйничает…

Барабаш в ужасе схватил себя за уши. «А что если солнце ещё долго про весну не вспомнит ?!» — подумал он, — «Я люблю зиму, но у меня так шёрстка и до лета не порозовеет !»

И тут Барабаш вспомнил про Солнечных Зайчиков.

 

Найти Солнечных Зайчиков оказалось потруднее, чем саму Весну. Барабаш с закрытыми глазами долго-долго брёл сначала по скрипящему снежку лесных тропинок, затем – по жёсткой ледовой корочке городских тротуаров. Он шёл, пока его лапки не начинали разъезжаться в стороны от усталости. Тогда он закутывался в свои уши, придумывал маленький костёр, играющий красно-оранжевыми, горячими лепестками, и отдыхал. Согрев онемевшие лапки, он снова закрывал глаза и шёл. Его нос выискивал в воздухе нужный запах – запах горячего воздуха, тёплой земли и нагретого дерева. Но везде пахло только сырым снегом и шерстяными варежками.

Наконец, когда лапки в очередной раз отказывались идти дальше, Барабаш вдруг окунулся в долгожданный запах. В носу защекотало. Барабаш чихнул и открыл глаза. Несколько бойких Солнечных Зайчиков с глазами-искорками прорвались сквозь прохудившуюся облачную завесу и прыгали по веткам съежившихся от холода деревьев.

— Эй, Зайчики, здравствуйте! – радостный Барабаш снял колпачок-невидимку и помахал им лапкой.

— Привет, Барабаш! – заметив его, зайчики тут же попрыгали вниз и окружили Барабаша кольцом солнечного света, — Будешь с нами играть?

— Я бы с удовольствием, — Барабаш развёл лапками, — но сейчас мне сделать очень важное дело. И без вашей помощи я не справлюсь.

— Мы всегда рады тебе помочь! — Зайчики присели на свои солнечные хвостики и приготовились слушать.

— Весна в этом году не хочет приходить, — Барабаш вздохнул, — а ей уже давно пора приниматься за дела. Она думает, что Солнце забыло про неё, и поэтому грустит и не хочет ничего делать. Подскажите мне, пожалуйста, как напомнить Солнцу про Весну. Надо, чтобы оно хотя бы на денёк вышло и поздоровалось с ней.

— Как напомнить нашему Солнцу про Весну?! — солнечные зайчики растерянно переглянулись. — Мы и сами не знаем, Барабаш. Оно совсем за зиму обленилось — заспалось в облаках. Выглядывает из-под одеяла редко, и нас никуда почти не пускает.

— А вы ему напомнить не можете? — с надеждой спросил Барабаш .

— Ты что, Солнце нас и слушать не станет! — вздохнул один из зайчиков. — Вот если бы оно увидело на земле что-нибудь весеннее!

— Да, — подхватил второй зайчик, — что-нибудь яркое!

— Теплоё! — пискнул третий.

— На него самого похожее! — подал голос четвёртый.

— Тогда ему наверняка стало бы стыдно за свою сонливость! — подытожил пятый зайчик.

Барабаш хитро улыбнулся.

— Кажется, у меня есть идея! — сказал он.

Ночь уходила, оставляя город в синей, но уже прозрачной, предутренней дымке. Барабаш устало вздохнул и взглянул на свои лапки, полностью перепачканные яркой краской. С вечера ему пришлось изрядно потрудится. Так он не уставал с тех пор, как ловил Страхи. Хорошо , что Хартсы помогли. Они с таким рвением принялись за порученную работу, что он даже забеспокоился — не перестарались бы. Сам он орудовал кисточкой очень аккуратно и сейчас с нетерпением ожидал наступления утра. Он надеялся, что сегодня солнце хотя бы одним глазком посмотрит вниз .

Солнце в это утро, действительно решило на секундочку выглянуть из — за своего тёплого облачного одеяла, посмотреть, как там внизу Зима хозяйничает . Но взглянув вниз, оно увидело такое, отчего у него даже сонливость прошла. С земли на него смотрели сотни, а может и тысячи крошечных, золотистых, ярких солнышек ! Эти солнышки — веснушки сияли почти на каждом детском лице, и казалось, что на земле стало от этого действительно светлее. Солнце ещё никогда не видело столько своих изображений сразу, и оно внезапно поняло, как его ждут там, внизу. «Наверное, Весна уже пришла», — подумало Солнце. Ему стало ужасно стыдно за своё ленивое поведение. Поэтому оно тут же выползло из — под тяжёлого облачного одеяла и принялось за работу.

— Кажется, идея была действительно такой хорошей, как и казалась ! — сказал Барабаш Крышпу, блаженно подставляя лапки под потоки солнечного света.

Они сидели на краю балкона, наблюдая, как сотни солнечных зайчиков весело уничтожают сугробы во дворе. Шёрстка Барабаша розовела на глазах. Он наслаждался теплом и думал о том, как всё-таки прекрасна жизнь. Особенно, когда Весна, наконец, приходит с улыбкой.

Шехова Анна