×

Мастерская сказочных промыслов

Разные мастерские бывают: в одних обувь шьют, в других посуду из глины делают да расписывают, а в нашей мастерской сказки мастерят, потому и называется она МАСТЕРСКОЙ СКАЗОЧНЫХ ПРОМЫСЛОВ. ...

Главная

« »

Сказка «Ружье и сердце»

С точки зрения психолога, эту сказку можно назвать психокоррекционной. Это значит, что данная сказка может быть прочитана ребенку для мягкого влияния на его поведение. И не важно, если ребенок не выразит восторгов по поводу прочитанного, главное, что он мысленно будет возвращаться к основной идее сказки.

 

— Э, нет, так не годится, дружок, — сказала мама, отбирая у Малыша плюшевого медвежонка. – Нельзя так тянуть медвежонка за голову: ему больно.

— Можно – он плюшевый! И внутри у него опилки, – уверенно ответил Малыш.

У Малыша были губки бантиком, которые он немедленно надул: прервали на самом интересном месте! Вчера лучший друг сказал ему, что внутри у плюшевого медвежонка опилки… но как выглядят эти опилки, ни лучший друг Малыша, ни сам Малыш не знали. А знать было надо.

— У него внутри опилки! – повторил Малыш в надежде, что мама тоже никогда не видела опилок и заинтересуется, какие они.

Но мама покачала головой:

— Нет, не опилки.

— А что?

— То же, что и у тебя, — вздохнула мама. – Сердце.

— Разве у плюшевых тоже есть сердце?

— Конечно, есть, только, разумеется, плюшевое. Сердце есть у всех, Малыш, запомни это.

И малыш запомнил это – что сердце есть у всех. У плюшевого медвежонка – плюшевое, у резиновой хрюшки – резиновое, у пластмассового зайчонка – пластмассовое, а у куклы по имени Соня – у нее, может быть даже такое же, как у него, Малыша.

Где-то Малыш слышал слова «сердце надо беречь». Теперь он понял эти слова: они означали, что внутрь – туда, где сердце, — лучше никому не заглядывать. Потому что сердце надо беречь!

На день рождения Малышу подарили Ружье. Дуло у него было из металла, и оно блестело.

— Привет, Малыш! – сказало Ружье. – Пойдем убьем кого-нибудь.

— Нет, — сказал Малыш. – Мне не хочется.

— Значит, ты не солдат, – разочаровалось Ружье. – Если бы ты был солдат, тебе бы хотелось убивать.

— Но у всех же есть сердце, — ответил Малыш. – А сердце надо беречь.

Ружье расхохоталось:

— Вот глупости! Сердце есть не у всех, запомни это.

И Малыш запомнил. А Ружье продолжало:

— У меня, например, нет сердца! А во-о-он плюшевый медведь. У него тоже нет никакого сердца, и сроду не было. И набит он опилками. Или заяц пластмассовый – он сделан из куска пластмассы: какое там сердце? Или резиновая свинья – в ней вообще ничего нет, одна пустота.

— А почему она тогда пищит, когда на нее нажимаешь?

— Просто из нее пустота выходит через дырку. Вот пустота-то и пищит… Когда мы их всех тут поубиваем – сам увидишь, что я не вру. Ну пойдем!

— А мама? – вспомнил Малыш. – Она будет ругаться…

— Не будет! – воскликнуло Ружье. – Поздно ругаться, когда никого в живых не осталось.

Тут Ружье так красиво блеснуло и так звонко щелкнуло затвором, что у Малыша даже голова закружилась. Но он все равно сказал:

— Я хочу немножко подумать…

— Ну что ж, — вздохнуло Ружье, – подумать, конечно, можно. Но только… когда убиваешь, думать вообще-то ни к чему. Нужно просто делать вот так: пиф-паф-тррр! пиф-паф-тррр! Ведь все на свете только игра, Малыш! Запомни это. Все на свете только игра.

Малышу пришлось запомнить. Теперь он помнил уже три вещи. Первая – что сердце есть у всех. Вторая – что сердце есть не у всех. Третья – что все на свете только игра.

И тут Малыш растерялся. Из того, что он запомнил, одно как-то не очень подходило к другому: все три вещи сразу в голове не помещались. Что-то определенно надо было выбросить из головы… Только вот что? Проще всего оказалось выбросить из головы мамины слова – о том, что сердце есть у всех. Так Малыш и поступил. Теперь он помнил только две вещи: Сердце-Есть-Не-У-Всех и Все-На-Свете-Только-Игра.

А ружье блестело и щелкало…

Тогда в ответ Малыш беспечно улыбнулся и крикнул:

— Ах, мое любимое Ружье, пойдем скорее всех убивать! А если мама будет ругаться, мы и ее убьем – подумаешь! Все на свете только игра!

— Вот теперь я слышу слова настоящего солдата, — обрадовалось Ружье. – Идем!

И они пошли

Пиф-паф-тррр! – плюшевый мишка вниз головой свалился на ковер.

Пиф-паф-тррр! – пластмассовый зайчонок покатился в угол

Пиф-паф-тррр! – кукла Соня закрыла свои глупые глаза.

После этого пиф-паф-тррр! раздался негромкий хлопок: это хлопнула резиновая хрюшка, из которой в один миг вылетела вся ее пустота. Малыш хотел было крикнуть «ура!» или «мы победили!», но заметил, как при хлопке что-то выпрыгнуло из резиновой хрюшки и упало к его ногам.

— Не обращай внимания! – крикнуло Ружье. – Все на свете только игра!

Но Малыш наклонился и поднял то, что выпрыгнуло из резиновой хрюшки. Оно было резиновым. Оно стукнуло у него руках два раза – тук-тук – и затихло…

 

Евгений Клюев